Следующей уступкой России может стать Сахалин

Следующей уступкой России может стать Сахалин

В программных документах представленной в обеих палатах парламента Коммунистической партии Японии (КПЯ) записано требование «вернуть» все Курильские острова вплоть до полуострова Камчатка. Как говорится, крайности сходятся. В этом представляющие левый фланг японской политики японские коммунисты фактически солидаризируются с японскими ультраправыми организациями. Правда, последние требуют еще и Карафуто, как в Стране восходящего солнца продолжают демонстративно по-японски именовать российский Сахалин.


При этом КПЯ выступает, ни много ни мало, как за «аннулирование» Сан-Францисского мирного договора 1951 года, в котором японское государство отказалось от прав и претензий на все Курильские острова. Пункт «с» статьи 2-й главы II этого договора «Территория» гласит: «с) Япония отказывается от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому Договору от 5 сентября 1905 года».

Именно при таком понимании обе палаты парламента Японии ратифицировали в 1952 году Сан-Францисский мирный договор. Тогда заведующий договорным департаментом МИД Японии Кумао Нисимура от имени японского правительства разъяснил принимавшим решение о ратификации депутатам парламента: «Поскольку Японии пришлось отказаться от суверенитета на Курильские острова, она утратила право голоса на окончательное решение вопроса об их принадлежности. Так как Япония по мирному договору согласилась отказаться от суверенитета над этими территориями, данный вопрос, в той мере, в какой он имеет к ней отношение, является разрешенным».

Еще более определенно позиция МИД Японии, а значит, правительства, была сформулирована Нисимура на заседании специального комитета по вопросу ратификации Сан-Францисского мирного договора палаты представителей японского парламента. Было заявлено: «Территориальные пределы архипелага Тисима (японское название Курильских островов — А.К.), о которых говорится в договоре, включают в себя как северные Тисима, так и южные Тисима».

Таким образом, при ратификации японским парламентом Сан-Францисского мирного договора высший законодательный орган японского государства констатировал факт отказа Японии от всех островов Курильской гряды.

Однако с этим не согласна Компартия Японии, которая до сих пор упорно настаивает на распространении претензий японского правительства на весь Курильский архипелаг.

«На переговорах с Москвой японской стороне следует обозначить весь Курильский архипелаг своим, и таким образом можно будет вернуть два острова южных Курил»,- заявил в интервью японской газете «Иомиури симбун» председатель Коммунистической партии Японии, депутат парламента Кадзуо Сии

По словам политика, в вопросе Курил стоит учитывать только договор 1875 года о российско-японской границе, где острова были обменены на полный контроль Москвы над Сахалином. Однако здесь мы имеем дело с явным лукавством и сознательной недосказанностью, ибо председатель Сии не упоминает, что так называемый «обменный договор» 1875 года был аннулирован самой же Японией на переговорах в Портсмуте о заключении мирного договора по итогам развязанной Токио Японско-русской войны.

Немногие знают, что в Портсмуте Япония потеряла юридические права на владение Курильскими островами, которые в 1875 году были легкомысленно отданы царским правительством Стране восходящего солнца лишь за согласие не претендовать на Сахалин. Тогда в ответ на резонный довод главы русской делегации на мирных переговорах в Портсмуте Сергея Витте о том, что требование Сахалина находится в противоречии с так называемым «обменным» соглашением 1875 года, глава японской делегации министр иностранных дел Японии Дзютаро Комура высокомерно заявил:

«Война отменяет договоры. Вы потерпели поражение, и давайте исходить из сложившейся обстановки»

Принципиальное значение имело то, что с момента заключения Портсмутского договора фактически прекращалось действие выше упомянутого договора 1875 года, ибо отторжение половины Сахалина привело к утрате смысла и содержания этого соглашения, предусматривавшего в обмен на отказ от претензий на Сахалин добровольную передачу Японии всех Курильских островов. По инициативе японской стороны в приложение к протоколам Портсмутского договора было включено условие о том, что все прежние договоры Японии с Россией аннулируются. Тем самым теряли силу Симодский трактат о торговле и границах 1855 года, «обменный» договор» 1875 года и заключенный 1895 года трактат о торговле и мореплавании. Это было особо оговорено в приложении к договору №10.

Таким образом, настояв на отторжении в свою пользу южной половины Сахалина, японское правительство лишилось юридического права владеть Курильскими островами. Так как никакого нового соглашения о принадлежности Курил заключено не было, все последующие годы Япония вплоть до безоговорочной капитуляции 2 сентября 1945 года владела ими только де-факто.

Отстаивая свои противоречащие послевоенным документам претензии на все Курильские острова, председатель Сии почему-то считает, что Япония сможет заполучить острова южной части Курильской гряды, если начнет претендовать и на северные.

«На японо-российских переговорах по территориальному вопросу Россия отвергла идею премьер-министра (Синдзо) Абэ о передаче двух островов. В результате мы оказались перед фактом, что Япония пошла на уступки, отложив в долгий ящик свою прошлое требование о передаче четырех островов», — цитирует Сии ТАСС

Казус с требованиями японскими коммунистами всех Курильских островов лишний раз подтверждает предупреждения специалистов о том, что, сдав Токио два острова, а именно, остров Шикотан и островную гряду Плоские (Хабомаи), Москва рискует столкнуться с эскалацией требований всех Курил, а затем и Карафуто – Южного Сахалина.

Анатолий Кошкин


Источник ➝

Окупай урожай: как российские удобрения спасут Африку от голода и принесут прибыль

Окупай урожай: как российские удобрения спасут Африку от голода и принесут прибыль

В борьбе с голодом и бедностью жители Африки постепенно учатся по-новому возделывать почву и получать обильный урожай. Помочь им в этом собираются российские производители минеральных удобрений. При этом отечественные компании намерены не просто наращивать поставки в Африку, но и открывать там собственные производства.

Перспективное направление

Российские производители удобрений входят в число ведущих мировых игроков. Но ни для одной из них Африка пока не является ключевым рынком.
Однако производители уверены в перспективности региона. По данным президента Российской ассоциации производителей удобрений (РАПУ), генерального директора "Фосагро" Андрея Гурьева, за последние пять лет спрос на удобрения в африканских странах рос на 4–5% ежегодно, в то время как среднемировые темпы роста достигали лишь 1,5–2% в год. "Перспективы у африканского рынка огромные — потребление азотных и фосфорных удобрений в регионе сегодня в 5–7 раз ниже среднемирового, калийных — в 9–11 раз", — говорит Гурьев.

Для того чтобы решить проблему голода на Африканском континенте, необходимо увеличить производство продуктов питания на 60%, считает глава "Фосагро". Из этих 2 млрд [человек] роста половина придется на Африку. "Этот новый миллиард нужно будет обеспечить продовольствием", — поясняет он. Существенный рост сельхозпроизводства на континенте может обеспечить эффективное применение высококачественных минеральных удобрений, подчеркивает Гурьев.

Окупай урожай: как российские удобрения спасут Африку от голода и принесут прибыль

Крупнейшими потребителями удобрений среди африканских стран являются Египет, ЮАР, Нигерия, Эфиопия, Марокко и Кения. По данным РАПУ, сейчас российские производители удобрений поставляют в страны Африки более 1 млн тонн продукции, это примерно 10% от всего объема потребления удобрений в регионе. При этом на Африку приходится лишь 3% экспорта российских производителей удобрений.

Отечественные компании последовательно наращивают свое присутствие в регионе. Например, "Фосагро" — крупнейший в России и Европе производитель фосфорных удобрений. Компания обеспечивает треть всех поставок российских удобрений в Африку, при этом за январь — сентябрь 2019 года "Фосагро" увеличила поставки на 37%, а в течение пяти лет рассчитывает нарастить их в два–три раза, говорит Гурьев.

"Акрон", поставивший в 2018 году в африканские страны более 380 тыс. тонн комплексных удобрений, оценивает долю Африканского региона в своей выручке лишь в 5%. При этом по отдельным странами холдингу удалось достичь значительных результатов: например, в 2018 году "Акрон" стал основным поставщиком аммиачной селитры в Марокко.

"Уралхим", занимающий второе место на российском рынке азотных удобрений, пока направляет на Африканский континент около 100 тыс. тонн удобрений ежегодно. В ближайшей перспективе, по словам представителя компании, этот показатель может достичь 500–600 тыс. тонн, том числе за счет выхода на рынки Мозамбика, Нигерии, Ганы, Эфиопии, Анголы и ЮАР.

Другой ключевой игрок отрасли — "Еврохим", один из ведущих мировых производителей азотных удобрений. Сейчас Африка занимает лишь 2% в портфеле клиентов "Еврохима", но в течение ближайших пяти лет компания планирует как минимум удвоить этот показатель.

Сложный и быстрорастущий рынок

Особенностью рынка Африки в первую очередь является то, что отрасль сельского хозяйства находится в упадке, поэтому российским компаниям выгодно инвестировать в регион, поставляя туда продукцию и оказывая услуги по агроконсультированию.

Кроме того, указывают в "Еврохиме", Африка по–прежнему является территорией небольших фермерских хозяйств. "Во многих районах широко развито натуральное хозяйство, для которого характерно потребление слишком большого количества азотных удобрений и недостаточное использование фосфатных и калийных удобрений, что в сочетании с низким качеством семян приводит к неоптимальным результатам. При правильном использовании удобрений урожайность могла бы быть намного выше", — поясняет представитель компании.

Окупай урожай: как российские удобрения спасут Африку от голода и принесут прибыль

Но в то же время существует большое количество проблем, связанных с выстраиванием более крупного бизнеса на Африканском континенте. Часть из них хорошо известны — кредитные риски, валютные проблемы, специфика рынка в каждом отдельно взятом государстве, а также потребность в знании рынка в отдельно взятых странах, перечисляет представитель "Еврохима". Так, в некоторых странах не хватает инфраструктуры, в других — отсутствуют необходимые каналы сбыта и приходится искать партнеров для выхода на рынок.

Кроме того, экспортеры удобрений сталкиваются с торговыми ограничениями, действующими в некоторых странах региона, отмечает Гурьев. В частности, в Нигерии с 2018 года действует запрет на импорт азотных и комплексных удобрений для защиты собственных производителей.

В числе других вызовов, которые стоят перед экспортерами, по словам главы РАПУ, — усиление конкуренции в регионе между производителями и поставщиками удобрений, что неудивительно для быстрорастущего рынка.

Не экспортом единым

Укреплять свои позиции в регионе российские производители удобрений собираются не только за счет роста поставок — они нацелены на расширение своего присутствия на африканском рынке.

Так, "Уралхим" планирует построить в Анголе комплекс по производству аммиака и карбамида мощностью до 1,3 млн тонн в год. Проект будет реализован с местной Opaia Grupo. Инвестиции в завод, который должен быть запущен к 2023 году, оцениваются более чем в $1 млрд.

Окупай урожай: как российские удобрения спасут Африку от голода и принесут прибыль

Кроме того, "Уралхим" намерен участвовать в приватизации зимбабвийского производителя фосфорных удобрений Chemplex. Ему принадлежат компания, ведущая разработку единственного в Зимбабве месторождения фосфатов, и завод, перерабатывающий полученное сырье. Кроме того, Chemplex владеет крупными пакетами акций производителя комплексных удобрений и единственного в Зимбабве производителя аммиачной селитры.

"Фосагро" пока не планирует крупных инвестиций в регион, предпочитая наращивать свое присутствие постепенно. В частности, компания откроет торговый офис в ЮАР, являющейся главным рынком компании на Африканском континенте.

Также "Фосагро" изучает активы южноафриканского производителя фосфатов Kropz для возможного сотрудничества. В том числе речь идет о совместном освоении второго по величине месторождения фосфатных руд в ЮАР, принадлежащего Kropz, а также об участии в проектах Kropz в Республике Конго и в Гане.

Что касается "Еврохима", то пока компания не готова к созданию производства удобрений на территории Африканского континента. "Африка нам интересна, и мы оцениваем возможности в данном регионе, но несмотря на наличие интереса, мы пока не нашли оптимального баланса рисков и рентабельности бизнеса", — пояснил представитель "Еврохима".

Основными конкурентами российских предприятий на рынке Африки, по данным РАПУ, являются компании из Марокко. Эта страна обладает гигантскими запасами фосфатов, благодаря чему стала одним из крупнейших поставщиков фосфорных удобрений на мировой рынок. Также представители отечественных агрохимических компаний называют конкурентами производителей из Китая и Саудовской Аравии.

Однако в РАПУ уверены, что продукция российских сельхозпроизводителей имеет важное преимущество — она не содержит в своем составе кадмий и другие токсичные вещества. Кроме того, российские производители, помимо поставок продукции, ведут активную международную работу по защите африканских почвенных ресурсов и обучению фермеров современным технологиям в сельском хозяйстве, правильному использованию земельных ресурсов и внесению удобрений.


Популярное в

))}
Loading...
наверх